Техника и лексика

Лингвисты часто говорят об аспектах языка: фонетика, грамматика, лексика и так далее. Социальные танцы очень похожи на языки. Здесь есть техника и лексика, оба аспекта тесно связаны и каждый из них состоит из своих аспектов. Набор фигур или вариаций футворка — это, пожалуй, лексика. Лексикон может быть пассивным и активным, последний всегда меньше.

Но есть же такое понятие, как словообразование. Так же и с фигурами и футворком. Их можно просто запоминать — учить лексику, а можно понять принципы построения шагов и фигур из элементов и тогда запоминать новые слова и фразы станет проще, можно даже «придумывать собственные» фигуры и шаги, хотя чаще всего у вас будут получаться уже придуманные кем-то сочетания, и это уже техника, которая помогает помнить лексику.

В WCS говорят, что есть три принципа: pass, push, whip. Все фигуры построены на них — это правда. Но! Пока тренируешь базовые фигуры: смену мест, sugar push и swing out, можешь делать только эти три фигуры. Чтобы как-то разнообразить танец надо пробовать какие-то их вариации. Так же с footwork. Есть всего 2 базовых движения: step и hold. Все остальное — это их сочетания. Даже ball step — это просто два шага в один счёт. Можно бесконечно тренировать степы и холды, но триплстеп сам собой так не сделается.

Цель занятий не должна быть заучивание лексики, запомнить все не получится. Надо понять принципы и тогда можно запомнить не только все, что уже придумано, но и придумать что-то свое, что возможно тоже уже придумано кем-то.

Для понимания принципов, надо прорабатывать много лексики, не для того, чтобы ее запомнить, хотя и это не помешает, а чтобы не надо было помнить.

Прецедентное ведение

Как-то давно Федя на уроке сказал, что если девочка никогда не видела свингаут, она на него не поведется, как круто не веди. Должен быть прецедент. Так и есть. Есть базовые фигуры, которые надо знать. Но все вариации знать невозможно.

Как-то вели урок с Настей Мурашко и она рассказала интересную мысль для девочек. На занятии в начинающей группе есть, например, 10 партнёров. Довольно быстро девочка запоминает все фигуры, которые были за все время. И часто не осознанно, запоминает самые частые последовательности их у каждого партнёра. Ей кажется, что она ведётся. Потом она приходит на вечеринку, где пробует танцевать с такими же начинающими, но из группы другого препода. Эти партнёры могут сделать несколько фигур, которые она не знает. Если она потанцует с более продвинутым партнёром, набор незнакомых фигур будет больше. У некоторых девочек объем этой памяти нереально велик, и они продолжают запоминать фигуры. Я это называю прецедентное ведение-следование.Настин совет девочкам тогда был: сократить длинную патерна для запоминания.

Не надо помнить все повороты и шаги в фигуре на 6 или 8 счетов, надо стараться уменьшить длинну ячейки памяти. Сильвия Сайкс как-то сказала, что не прогнозирует ведение партнёра дальше 2 счетов. Это идеал, к которому надо стремиться.

На самом деле с партнёрами это тоже работает, когда они запоминают длинные связки, как один элемент. Такие конструкции сложно уложить на музыку, и их сложно запомнить много.

Сколько вешать в граммах

Никто не знает «сколько вешать в граммах»…

Объем информации на каждый урок или на серию уроков довольно сложно подобрать так, чтобы все остались довольны.

Как-то после урока по Carolina Shag Паша и Таня спросили достаточно ли было материала или надо больше. Все сказали, что хватит и можно даже меньше. Катя Авласевич тогда рассказала, что как-то ее ученики попросили давать меньше фигур за урок. Она удивилась: «вам же будет скучно». Но все признались, что у них такие лица не потому, что скучно, а потому, что сложно.

Спустя несколько тренировок, я понял, что из 7 фишек с того урока, помню 5, если бы их было 10, запомнил бы 3.

Федя мне часто говорил, что самое сложное в преподавании — «выдавливать из себя по капле» — это правда. Хочется вывалить на студентов все и сразу — мне же не жалко. Но они это сразу не унесут.

Ученики часто жалуются, что не помнят то, что было на прошлом уроке. Просят больше повторять. Или наоборот говорят, что на вечеринке могут танцевать всего пару фигур. Как же понять «сколько вешать в граммах»?

Возможно, стоит сначала обсудить, что именно мы вешаем?..

Открывать ли окна

До того как начал преподавать, удивлялся, что многие преподы ведут уроки в свитерах и кофтах. Но потом заметил, когда останавливаешься чтобы поговорить, разогретые мышцы резко остывают и потом начинают болеть.

То же самое было и раньше, просто считал это состояние усталостью: хорошо потренировался, всё болит. Но нет. Потренировался плохо, просто застудил мышцы. С годами эти охлаждения накапливаются совершенно незаметно.

Конечно, свежий воздух и кислород в танцевальном зале очень нужны. Проблемы с системой вентиляции в России во всех помещениях. Их часто пытаются решить вентиляторами и кондиционерами, но это не поможет, притока воздуха они не дают.

Однако открывать все окна в зале, когда на улице мороз — плохая идея. Движение разогревает тело, и на него тут же дует холодный воздух. Очень не здоровый способ закаливания.

Понятно, что у всех разные предпочтения к температуре в зале. Если зал 150 метров, в одном конце можно открыть окно, возле которого соберутся те, кому всегда жарко или те, кому позволяет сибирское здоровье или хорошая медстраховка.

Но всегда стоит думать и о других.

Федя прости

Когда все линди хопперы России знали друг друга в лицо и по имени, Федор учил своих, что партнер не должен махать рукой на раз в свингауте…

Такое характерное движение Френки Меннинга. Просто тогда почему-то его все делали не очень вникая зачем, и оно часто получалось не вовремя.

И вот на мастерклассе Ленарт к кому-то из питерцев пристал — мол давай маши рукой. Все остальные тоже стали требовать помахать рукой, чтобы уже продолжился урок. И он такой перед тем как махнуть: «Федя прости!..»

Музыка для рутинки

Не люблю, когда рутинку ставят на миксованные треки.

Обычно же мы выбираем какую-то достойную песенку, и мне кажется, что сделать песню лучше автора получившего Гремми или ещё как-то отличившегося, никакой диджей не может. И это просто костыль для хореографа, который не справился с песней.

Максимум можно сократить песенку. Не всегда хватает ресурсов: вдохновения, времени или навыков исполнения, чтобы сделать номер на весь трек. Еще бывает, что трек просто слишком длинный для рутинки.

Хороший танцевальный номер — короткий как выстрел!

Ксюша Апозьянц

Как бы круто ты не ставил хореографию, смотреть на это 5 минут — это перебор.

Хореография в социальных танцах

Не люблю этот термин — хореография в отношении придуманных мной танцев. И заметил, что Френки чаще говорил, что он made up a routine вместо choreographed a routine.

Чаще всего все эти рутины я делаю с регулярной группой. И делаются они так.

В процессе тренировок я собираю какие-то характерные ошибки каждого студента и придумываю способы решения проблемы — то есть упражнения, потом придумываю в каких фигурах (часто придумывают и сами фигуры) эти ошибки лучше заметны самому исполнителю, а в каких фигурах их можно поправить. То есть фигуры, чтобы убедиться: у меня не получается, и фигуры упражнения, после которых начинает получаться.

Обычно к началу работы над рутиной набирается большой список.

Дальше каким-то чудом выбирается песенка и все это увязывается с моими «творческими позывами» или идеями.

Хореография с изюмом

После очередного выступления своей шоу группы услышал интересный комплимент от давней знакомой и учителя. Она сказала, что я хорошо прокачал хореографические навыки, и добавила:

Смотришь — вроде бы ничего особенного… Но сколько там изюма!

The only Count I know is Count Basie!

Когда Frankie Manning начал преподавать Линди хоп в танцевальной школе, в самом начале Swing revival, в 90е, после танцевальной пенсии и работы на почте, как он описал в своей книжке, его часто спрашивали: «Эта фигура на 6 или на 8 — is it 6 or 8 counts?»

Ему очень хотелось ответить: «The only Count I know is Count Basie!»

Но он решил, что это будет не профессионально, хотя он вовсе не понимал, что они там считают. Тогда он придумал хитрый план. Каждый раз показывая новую фигуру, он говорил что-то вроде:

«Я покажу, а вы мне хором по считаете!»

Постепенно он понял, о чем вообще шла речь.

Мы из Питера — мы не топаем

Уже не помню какой это был год…

Кажется, это был урок у Леннарта, и в рутинке, которую он давал нужно было топнуть.

В Каса Латине тогда было топать опасно — диск с музыкой прыгал. А еще Феде просто не нравилось, когда топают, поэтому он учил своих не быть слониками.

И вот на уроке у Ленарта Федин ученик попадает в ротации с девочкой из москвы. И она его спрашивает: «а почему ты тут не топаешь?» А он с гордостью:

Мы из Питера — мы не топаем!

Как я учился делать трюки

Как-то мы, в Иваново еще, учили шоу номер.

У меня не было партнерши, а у Кати Авласевич куда-то делся партнер, и мы встали в пару — ротации тогда не знали. Она танцует лет на 7 дольше меня, в общем, начала меня учить.

— Куда?

— Руку жестче!

— От себя!

— На себя!

— Упор сильнее!

Народ с опаской оборачивался. А по задумке хореографа надо было делать трюк — свечка, его сейчас еще “зравствуй йогурт” называют.

Катя привыкла, что ее партнер был вдвое ее тяжелее. Сейчас, я кажется как раз в двое ее тяжелее, но не тогда.

Главная сложность была в том, что когда она летела вверх меня инерцией сносило назад, и я делал несколько шагов. Я понимал, что ей там страшно, но сделать ничего не мог. Приземлившись в очередной раз она закричала:

— Да блин — ПРОСТО СТОЙ — Я САМА ВСЕ СДЕЛАЮ!

Блюзнайт в Херранге 2001

Мой первый блюзнайт случился в 2001 в Херранге. Я не знал, что такое Блюзнайт, но слышал такую байку.

Когда утром народ пришел в зал на занятия, какая-то пара продолжала танцевать. Все тихонько вставали вдоль стен, и только, когда вошел препод и включил свою музыку, товарищи очнулись и пошли к выходу. Но тут дяденька такой:

— это же моя группа, куда ж я? — и остался…

Из рассказов Метельского о блюзнайте в 1998 было что-то про «Грязные танцы».

С самого завтрака все только про блюзнайт и говорили. При попытке уточнить, что это такое все смотрели на меня с сожалением и немного с завистью: «»ооо… это твой первый блюзнайт?» или «первый раз, как всегда самый… оооо…»

Тарас Мельник со свойственной экспрессией и говором сообщил: «Ну, это шото типа нашего мелдяка…»

Чем ближе к вечеру тем чаще джентльмены, при упоминание о блюзнайте, нервно хихикали, а барышни краснели, как семиклассники на порно фильме.

Потом был урок у Саймона Селмона. А первый танец случился с Ларисой Гликиной. А потанцевав с Катей Авласевич, я даже пригласил Одноклассницу Ская Хамфриса.