Тетя в шубке с капюшоном

Метро Алтуфьево, на улице противная погода и темно. Жду автобус до РЛС.

Ко мне подходит приличная с виду тетенька в шубке с капюшоном, и здоровается, уверенно так, и спрашивает:

— В лагерь?

— да — говорю — а вы откуда?

— Крючковские мы.

— Ясно.

Годика через три, сидим в Буффе на лесенке с ней же, одета она как все танцоры тогда, кедики и джинсики с маечкой.

Заходят две барышни одетые как она тогда в Алтуфьево, спрашивают Ишимова. Его нет, поэтому деньги за РЛС они сдают той самой барышне, она уже директор лагеря. Барышни уходят.

— Вот все же не понимаю я, что такие вот барышни тут делают? Шмотки все дизайнерские, косметика и парфюм очень крутые. Зачем им все эти танцы…

Барышни были наши с Волосовой первые ученицы.

Миша Тютюнюк

Анин папа — очень странно произносить.

Как-то предложил меня подвезти, а по пути закинуть велик дочке, трехколесный!

Задолго до этого он приезжал ко мне в гости, не участвовал в соревновагиях, зато все утро развлекал на кухне барышень.

Совсем не важно, что рассказывает Миша, все равно все слушают раскрыв рот. Он может рассказывать девочкам устройство ДВС или что-то про карате, а они будут как кролики на удава смотреть.

Как-то они с девочкой Олей заехали к нам перед лагерем привезли Ишимова с лагерным инвентарем.

Выхожу в холл, все орги и волонтеры, кто уже приехал, стояли вокруг Миши, а он что-то рассказывал. Появляется Девочка Оля, развоя руками:

— Ну, вот как?! Как ты это делаешь? Меня не было меньше минут — ты уже собрал аудиторию!

В одном из лагерей он пришел на вечеринку с двумя канистрами коньяка! Такие пластиковые литров по 7.