Первый урок по блюзу 2001 год

Перед каждым блюзнайтом в Херранге Саймон Селмон давал урок для чайников.

Урок оказался интересным и полезным, а какая-то барышня заверила меня (хотя сомневаюсь, что она не ошиблась), что:

— Вон та дама, с которой ты только что танцевал, мама Саймона!

Гораздо позже я узнал, что в толпе танцующих такие чайники, побывавашие у Саймона на уроке, легко узнаваемы — все делают одно и тоже.

Занятие Саймон начал так:

  1. В блюзе нет бейсика, и нет правил.
  2. Джентельмены, выньте все из правого кармана, чтобы не вводить даму в заблуждение.

Блюзнайт в Херранге 2001

Мой первый блюзнайт случился в 2001 в Херранге.

Я не знал, что такое Блюзнайт, но слышал такую байку.

Когда утром народ пришел в зал на занятия, какая-то пара продолжала танцевать. Все тихонько вставали вдоль стен, и только, когда вошел препод и включил свою музыку, товарищи очнулись и пошли к выходу. Но тут дяденька такой:

— это же моя группа, куда ж я? — и остался…

Из рассказов Метельского о блюзнайте в 1998 было что-то про «Грязные танцы».

С самого завтрака все только про блюзнайт и говорили. При попытке уточнить, что это такое все смотрели на меня с сожалением и немного с завистью: «»ооо… это твой первый блюзнайт?» или «первый раз, как всегда самый… оооо…»

Тарас Мельник со свойственной экспрессией и говором сообщил: «Ну, это шо-то типа нашего мелдяка…»

Чем ближе к вечеру тем чаще джентльмены, при упоминание о блюзнайте, нервно хихикали, а барышни краснели, как семиклассники на порно фильме.

Потом был урок у Саймона Селмона. А первый танец случился с Ларисой Гликиной.

А потанцевав с Катей Авласевич, я даже пригласил Одноклассницу Ская Хамфриса.

Как я учился делать трюки

Как-то мы в Иваново еще учили шоу номер.

У меня не было партнерши, а у Кати Авласевич куда-то делся партнер, и мы встали в пару — ротации тогда не знали. Она танцует лет на 7 дольше меня, в общем, начала меня учить.

— Куда?

— Руку жестче!

— От себя!

— На себя!

— Упор сильнее!

Народ с опаской оборачивался. А по задумке хореографа надо было делать трюк — свечка, его сейчас еще “зравствуй йогурт” называют.

Катя привыкла, что ее партнер был вдвое ее тяжелее. Сейчас, я кажется как раз в двое ее тяжелее, но не тогда.

Главная сложность была в том, что когда она летела вверх меня инерцией сносило назад, и я делал несколько шагов. Я понимал, что ей там страшно, но сделать ничего не мог. Приземлившись в очередной раз она закричала:

— Да блин — ПРОСТО СТОЙ — Я САМА ВСЕ СДЕЛАЮ!