Better! Much, much better!

Мемуарчики

В самом начале Moscow Swing Festival 2002, когда мы наконец добрались до зала, Хассе и Мари просто рухнули на стулья. На Арбат, где мы гуляли по настоянию Фатимы, они приехали из аэропорта, отдав чемоданы хостившей их барышне.

Сидели они ровно напротив часов, и когда стрелка перещелкнула ровно на одну минуту позже начала урока — как ошпаренные подскочили — и я не видел такого урока ни до, ни после — какой-то невероятный поток энергии.

В перерывах они снова падали на стулья.

Я уже не помню, что именно они там давали, хотя меня попросили переводить. В качестве фирменного знака у них был разговор на-шведском. Они разбегались в разные концы зала, как будто не специально, хотя до этого могли стоять рядом, и громко что-то обсуждали — было очень смешно.

Каждый раз, выключая музыку, Хассе орал:

«BETTER! MUCH-MUCH BETTER!»

А перед этим у обоих могло читаться на лицах: «нет, блин, все же что-то не то».